Прецедент есть определенное развитие ситуации, которое впоследствии рассматривается, как образец при аналогичных обстоятельствах.
Принимая неизбежность смерти, мы рассуждаем так: раз все одинаково бессмысленно, стоит ли размениваться и прозябать? Мелочная суета отнимает ровно столько сил, сколько и великие дела. Поэтому, нет ничего более разумного, чем заниматься самым важным из всего того, что мы вообще можем себе представить. В нашем представлении самым важным является достижение свободы, но не как контроль людей и обстоятельств, а как способность соответствовать изменчивости мира при сохранении внутреннего покоя и целостности. Мы предполагаем, что только так можно подготовить себя к встрече с неизвестностью. Но в стремлении к свободе обретается сила, а вместе с силой появляется соблазн утверждать свою свободу через несвободу других. Поддаться этому соблазну, значит обмануть самого себя и угодить в ловушку вездесущих иерархий. Чтобы избежать этого, мы придерживаемся определенных стратегических принципов.

1. Cохраняя свою целостность и действуя в соответствии с уникальностью ситуации, человек создает прецеденты и становится Прецедентом. Когда определенное развитие ситуации становится привычным образцом, Прецедент уже в другом месте.
2. Прецедент принимает ответственность за свою свободу, то есть отказывается от гарантированной безопасности в пользу творческой готовности. Поражение наступает тогда, когда пропадает готовность отстаивать свободу. Поэтому Прецедент непобедим, ведь если он перестает отстаивать свободу, то перестает быть Прецедентом.
3. Прецедент, прежде всего, разбирается со своей собственной темнотой и невежеством. Выслеживая собственные стереотипы, Прецедент распознает условности и принципы, требования инстинкта и требования необходимости.
4. Прецедент может отстаивать свободу других, но только в тех пределах, в которых доверившийся ему принимает ответственность за свою свободу. Прецедент отстаивает свободу других вместе с ними, но не вместо них.
5. Стремление к власти над другими незаметно привязывает к иерархиям, в которых сколько под власть имущим, столько и над ним. Власть имущие просто передаточные звенья, ключевые механизмы иерархий. Прецедент может выполнять функции передаточного звена в иерархиях, если накопил достаточно сил и энергии, чтобы не привязаться к ним. Он властвует не от голода и страха, а от избытка и сострадания.
6. Прецедент не мыслит – если бы у меня было то, если бы у меня было это. Он открывает вселенную возможностей, исходя из того, что есть. Прецедент самодостаточен, у него есть все необходимое для его жизненного странствия.
7. Прецедент не возмущается и не обижается. Относиться эмоционально к отрицательным качествам или поступкам других, все равно, что биться головой о стену. Прецедент не бьется головой об стену, а перелезает её или проделывает дыру. Если кто возьмет чужое, он не обвинит: «Он безнравственен, он виноват!», а посочувствует тому, что вор, не видя собственного богатства, смотрит на чужое. Если же он сам вдруг пожелает чужое, то не станет каяться, а изменит направление взгляда.
8. Ступая на сколь угодно надежную опору, Прецедент готов к тому, что она в любой момент обрушится. Поэтому он не ищет надежных гарантий, а вырабатывает способность резво переставлять ноги. Умение группироваться и спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не входившим в его расчеты, – единственная гарантия Прецедента.
9. Прецедент не оправдывается, потому что предпочитает сделать следующий шаг, чем тратить энергию на объяснение своих поступков. Он полностью отдается всему, что встречается на его пути, у него нет времени на то, чтобы откладывать или переделывать что либо.
10. Исполняя сказанное с неизбежностью смерти, Прецедент получает шанс поменять неизбежность. Прецедент знает, что этот шанс настолько мал, что может даже и не существует, но он также знает, что другого способа подготовиться к встрече с неизвестностью, нет.